Борьба с терроризмом или преступление против человечества: как появились лагеря в Синьцзяне?

Причины, хронология и объяснение событий


11/08/2021
10:39 3465 0

 


 

 

Собрали частые вопросы о ситуации в Синьцзяне. Объясняем, что там происходит и почему это важно.

 

 

Где вообще находится Синьцзян, что это за регион?

СУАР — это Синьцзян-Уйгурский автономный район на северо-западе Китая. На китайском Синьцзян означает «новая граница». В СУАР проживает самая большая мусульманская диаспора в КНР.

 

Издавна эту область населяли уйгуры — тюркский народ, более близкий по языку и культуре к Центральной Азии, нежели к Китаю. Также на территории округа жили казахи, кыргызы, тибетцы и русские, области которых носили общее название «Восточный Туркестан».

 

История этих земель полна конфликтов с Пекином, который то и дело пытался подчинить себе Восточный Туркестан. 

 

Впервые эту область завоевал Китай в XVIII веке, но современный Синьцзян-Уйгурский округ был образован 1 октября 1955 года в составе Китайской Народной республики, столицей стал город Урумчи.

 

В этом регионе одна из самых трудоемких отраслей — хлопчатобумажная текстильная промышленность, она занимает важную роль в экономике. СУАР также богат нефтью и природным газом, а из-за близости к Центральной Азии рассматривается как важное торговое звено.

 

 



История появления лагерей

В истории КНР практика политического перевоспитания началась еще при Мао Цзэдуне. В 1950-е годы в государстве возник механизм «исправления посредством труда» (лаогай), но попасть в такие места можно было только по приговору суда. Помимо «лаогай» существовала система «лаоцзяо» — «перевоспитание с помощью работы». 

 

Она широко использовалась с 80-х годов XX века в отношении диссидентов, участников протестов, и работала в рамках системы наказания за административные правонарушения. Но даже относительно мягкий формат лаоцзяо в ХХI веке порождал возмущение в обществе и постепенно систему перепрофилировали — в учреждения, связанные с лаоцзяо, стали отправлять наркозависимых на принудительное лечение.


 

 

Как мир узнал о современных лагерях «перевоспитания»?

История начинается с лета 2015 года. В июле спутник Google Earth пролетел над западной частью Китая, и на снимках был виден нетронутый участок подготовленной земли. Через 3 года, в апреле 2018-го, снимок, сделанный в той же местности, показал, что в этой пустыне появился комплекс новых строго охраняемых зданий.

 

С первых сообщений о массовых притеснениях и отправке этнических казахов, уйгуров и других мусульман в так называемые лагеря перевоспитания, прошло четыре года.

 

После проверок журналистов, экспертов ООН мировое сообщество забило тревогу. Каждый месяц поступало все больше сообщений о пытках и притеснении не китайского населения региона.

 

 

Это действительно такая большая проблема?

Да, и эта проблема связана с нарушением прав человека и безучастностью многих стран. Споры вокруг лагерей не утихают уже несколько лет. По сообщениям правозащитников, а также людей сбежавших или отбывших заключение, тысячи мусульман подвергаются пыткам. 

 

По оценкам ООН, в заключении может находиться каждый десятый мусульманин Синьцзяна. Чтобы понимать масштабы проблемы, в СУАР по данным 2020 года проживает 25 миллионов человек, среди которых более 13 миллионов — мусульмане (уйгуры, казахи, кыргызы и так далее).

 

В докладе аналитического центра Newlines Institute for Strategy and Policy сказано, что политика Пекина в отношении своего уйгурского населения нарушила «все до единого» положения Конвенции ООН о геноциде. От этнических меньшинств требуют не просто добропорядочного соблюдения законов, а перестройки образа мышления и жизни. 

 

«Они хотят стереть уйгурскую идентичность», рассказал в интервью BBC один из бывших заключенных. 

 

До родственников местных мусульман, не живущих в СУАР, практически не доходят новости. Из-за лишения свободы кормильцев или целых семей стали приходить сообщения о массовом направлении детей в государственные интернаты.

 

 

Что говорят власти Китая о лагерях в Синьцзяне, какая у них позиция?

Позиция правительства КНР менялась с каждым годом и была неоднозначной.

До осени 2018 года власти отрицали существование лагерей «перевоспитания», но 12 октября, после ряда журналистских расследований и обращений правозащитных организаций, Пекин подтвердил их существование, впервые официально опубликовав документ с заявлением. Но все же отрицал, что лишает мусульман свободы без суда.

 

В январе 2019 года китайские власти показали журналистам лагеря перевоспитания в Кашгаре, устроив своего рода показательные выступления заключенных с традиционными китайскими песнями и танцами. Согласно официальному заявлению, это не карательные учреждения, а «центры профессионального образования» для искоренения проблемы радикального ислама.

 

 

 

 

Министр иностранных дел КНР Чжан Ханьхуэй на встрече с дипломатами из преимущественно мусульманских стран заявил, что «в усилиях по искоренению экстремизма и терроризма в Синьцзяне задействованы новые методы, и они заслуживают похвалы».

 

Чуть позже Пекин последовательно отрицал, что лишает мусульман свободы без суда. 

 

По последнему заявлению правительства КНР в лице китайского министра Ван И, «Проблемы, касающиеся Синьцзяна, не связаны с правами человека, национальным или религиозным вопросами. Они имеют прямое отношение к терроризму, сепаратизму и экстремизму».

 

Но истории тех, кто побывал в лагерях, раскрывают совсем другую сторону. 

 



ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: Монолог этнической казашки Сайрагуль Сауытбай, прошедшей через лагеря «перевоспитания» в Китае


 

 

Почему власти Китая считают, что уйгуров, казахов и другие этнические группы нужно «перевоспитывать»?

Коммунистическое правительство на протяжении многих лет дискриминировало уйгуров, желающих обрести независимость. На этнической почве возникало множество волнений, которые приводили к жесткому подавлению протестов и обвинениям в сторону уйгурских группировок в сепаратизме, религиозном экстремизме и терроризме.

 

Летом 2009 года в Урумчи прошли массовые протесты уйгуров против притеснений со стороны китайских властей, триггером послужило убийство уйгурских рабочих в Южном Китае. В ходе столкновений с правоохранительными органами, согласно официальным китайским источникам, погибло 197 человек, большинство из них было китайцами. Было задержано более тысячи протестующих, 30 из которых приговорили к расстрелу. 

 

Далее ситуация обострилась в худшую сторону. Ответом уйгур на происходящее стала серия терактов. 

 

В общей сложности за четыре года в результате по меньшей мере 10 террористических актов погибло более 100 человек. Правительство КНР обвинило во всем радикальные исламские группировки.

 

Первый из них произошел в 2010 году в Аксу, пятеро из семи погибших были полицейскими. Год спустя, в знак протеста запрета на ношение паранджи, 15 людей, вооруженных ножами, атаковали здание полиции в Хотане, погибли двое сотрудников и все захватчики. Впоследствии произойдет серия взрывов в Кашгаре в июле 2011 года, число погибших составило 10 человек. В результате террористического акта в 2014 году в столице СУАР погиб 31 человек.

 

Репрессии внутри самого СУАР стали настолько жестокими, что уйгуры начали добровольно присоединяться к различным международным террористическим группировкам.

 

В 2014 году Пекин вступил в международную «войну с террором» и усилил гонения, власти установили по всему округу системы наблюдения и центры «перевоспитания» (которые как раз все и называют «концлагерями»). 

 

Власти КНР называют все противоправные действия борьбой с экстремизмом. 

 

 

Если все всё знают, то почему власти Казахстана и других стран ничего не делают?

Айна Шорманбаева, президент ОФ «Международная Правовая Инициатива»:

 

Наши власти официально не признают наличие лагерей, вернее, считают это внутренним делом Китая, однако по заявлениям родственников-граждан Казахстана, ведут переговоры с китайскими властями. Официально сообщалось о том, что 2 500 человек получили возможность переехать в Казахстан и воссоединиться со своими семьями.

 

Вопрос о притеснении казахов в СУАР поднимался еще на Всемирном курултае казахов в Астане в 2018 году, но дальше переговоров дело так и не пошло.

 

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в большинстве случаев о ситуации в Синьцзяне никак не высказывается. Например, на переговорах с президентом КНР в начале этого лета о Синьцзяне не прозвучало ни слова.

 

Во-первых, в Синьцзяне проживают граждане Китайской Народной Республики. Что касается сообщений правозащитных организаций в отношении лиц казахской национальности, которые якобы содержатся в этих лагерях перевоспитания, концентрационных, как они утверждают, лагерях, эти факты требуют проверки. Во всяком случае, в отношении этнических казахов идет какое-то намеренное нагнетание вокруг этой темы, — сказал Токаев в интервью Deutsche Welle.

 

Власти других стран, наоборот, все активнее пытаются решить проблему. 22 марта ЕС впервые за 30 лет ввел санкции в отношении Китая за систематические нарушения прав человека. В черный список попали четыре физических и одно юридическое лицо. Их активы в ЕС заморожены, въезд в Евросоюз для них закрыт. В Пекине заявили, что не оставят эти меры без ответа.

 

В сообщении Amnesty International привели записи бесед с более чем 100 уйгурами и казахами, живущими за пределами КНР, либо чьи родственники пропали без вести или содержатся в «лагерях перевоспитания».

 

Также западные правозащитные организации планируют бойкотировать против проведения в Китае зимней Олимпиады, открытие которой намечено на февраль 2022 года.

 

44 страны в совместном заявлении призвали Пекин допустить независимых наблюдателей в лагеря.

 

«Согласно достоверным сведениям, более миллиона человек были задержаны в Синьцзяне безо всяких правовых оснований», — говорится в документе, переданном в ООН 22 июня.

 

Также в документе приводятся данные о пытках, негуманном обращении с уйгурами, принудительной стерилизации, насилии по половому признаку и разделении детей и родителей местными властями. Обращение подписали такие страны, как Австралия, Германия, Франция, Великобритания, США, Канада, Япония и Украина.

 

Основным требованием более 40 стран является обеспечение властями КНР «немедленного, полноценного и беспрепятственного доступа» в регион независимым наблюдателям, включая Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет.

 

24 июня Китай заявил, что ответит Вашингтону и ЕС за то, что Соединенные Штаты внесли в черный список пять бизнес-субъектов КНР в связи с предполагаемыми нарушениями прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, передает Reuters.

 

1 июля международная правозащитная организация Amnesty International призвала власти Китая закрыть «лагеря перевоспитания» в Синьцзян-Уйгурском автономном округе.

 

«Власти Китая продолжают проводить политику принудительной ассимиляции в отношении уйгуров, казахов и других мусульманских этнических групп. Речь идет о коллективных задержаниях, незаконных арестах и политических преследованиях. Около одного миллиона человек содержатся в спорных «лагерях перевоспитания. Уйгурские граждане, проживающие за границей, находятся под давлением и угрозой экстрадиции в Китай», — говорится в заявлении Amnesty International.

 

 

Удалось ли кому-нибудь сбежать из лагерей? Как живут эти люди теперь?

Айна Шорманбаева, президент ОФ «Международная Правовая Инициатива:

 

Из тех, кто был в лагере, именно сбежать получилось у Сайрагуль Сауытбай. Остальные вернулись в Казахстан в результате переговоров МИД РК и с разрешения китайских властей, либо нелегально перешли границу из-за страха быть заключенными в лагерь. 

 

Правительство никакой специальной программы помощи не приняло, этнические казахи имеют привилегии в получении гражданства РК в упрощенном порядке. Это происходит в рамках программы репатриации для всех казахов, переселившихся из-за рубежа. 

 

Обычные граждане могут им помочь советом, куда обращаться за помощью либо в составлении документов, поскольку многие из казахов из Китая пишут на арабской графике казахского языка, могут помочь материально тем из них, кто нуждается. Мы как правозащитники помогаем им защищать свои права.

 

 

Санкции, бойкоты, заявления как-то повлияли на политику Китая?

Разумеется, повлияли. На международных форумах озвучиваются отчеты о ситуации в Синьцзяне, и помимо экономических санкций началась волна признаний зарубежными странами ситуации в Синьцзяне геноцидом и преступлениями против человечества.

 

Началась своего рода хлопковая война. В конце марта 2021 года такие мировые бренды, как H&M, Nike и Adidas и другие решили не использовать синьцзянский хлопок, который как они утверждают, выращивается с применением принудительного труда уйгуров, казахов и кыргызов.

 

В ответ на это в Китае начали бойкотировать крупных производителей одежды, блоггеры демонстративно отказались покупать одежду этих брендов, в ТЦ закрыли магазины и даже были случаи поджога продукции.

 

 

Что происходит с заключенными в лагерях?

По мнению правозащитников, заключенные в лагерях подвергаются «политической и культурной индоктринации».

 

Правозащитники, однако, подчеркивают, чему на самом деле учат заключенных в лагерях: их заставляют учить северокитайский диалект (мандарин) и петь «хвалебные оды» коммунистической партии Китая. 

 

Поводом для заключения в «лагерь перевоспитания» может стать любое проявление религиозной или культурной принадлежности. Корана на книжной полке может быть достаточно, чтобы человек провел в лагере несколько месяцев и даже лет.

 

Женщин в лагерях принуждают к абортам. Вы можете прочитать истории узниц, которым пришлось пережить это, в нашем материале.

 



ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:
«Если не сделаешь аборт, мы тебя убьем»: Истории женщин, бежавших из Синьцзяна


 

В учреждениях, по рассказам правительства, обучают смеси правовых дисциплин, трудовых навыков и китайскому языку. Люди живут по определенному распорядку дня, им запрещено иметь телефоны.

 

По последним сообщениям экспертов ООН в марте 2021 года, мусульман в СУАР незаконно удерживают и принуждают к труду. У правозащитников появилась информация о том, что более 150 китайских иностранных компаний предположительно нарушают права сотрудников не китайцев. Заключенные занимаются самой черной работой, в основном на текстильных, швейных, автомобилестроительных производствах, и некоторые компании могут быть частью цепочки поставки известных мировых брендов. 

 

The New Yorker весной выпустили анимационный фильм с историями узников об условиях жизни, пытках и перевоспитании.

 

 

 

Что происходило в лагерях во время пандемии?

По сообщениям The Guardian, жители города Урумчи в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая с начала пандемии COVID-19 жили в условиях «военного времени». Заключенные страдали от жестких мер по борьбе с эпидемией — людей приковывали наручниками в домах, заставляли принимать различные препараты и не разрешали покидать здания.

 

По данным СМИ, правительство СУАР запирало людей в домах на 40 дней и опрыскивало задержанных кислотным дезинфицирующим средством.

 

В сентябре 2020 года по рассказам одной из узниц для Associated Press, после задержания в разгар вспышки коронавируса в Китае ее заставляли пить лекарство, от которого она чувствовала слабость и тошноту. Ей и другим в ее камере раз в неделю приходилось раздеваться догола, поскольку охранники поливали их и камеры дезинфицирующим средством.

 

Айна Шорманбаева, президент ОФ «Международная Правовая Инициатива»:

Я надеюсь на улучшение ситуации и закрытие лагерей после широкой международной реакции и осуждения. КНР все еще отрицает преступления, совершаемые в лагерях. 

 

Независимые наблюдатели ООН смогут убедиться лично в наличии таких лагерей, но я сомневаюсь, что им покажут то, что происходит на самом деле.

 

 


 

Иллюстрации: Лейла Тапалова

Поделиться

Нет комментариев.

11/08/2021 10:39
3465 0

Уведомление