Как решить проблему сталкинга в Казахстане

С какими ситуациями сталкиваются казахстанки и чем нам может помочь опыт Узбекистана


23/02/2024
16:00 1845 0

Сталкинг — это систематическое и навязчивое преследование, которое может осуществляться как в интернете (киберсталкинг), так и в реальном мире. Такое поведение часто сопровождается угрозами, запугиванием жертвы — и вполне обоснованно вызывает у преследуемого человека постоянный страх за свою безопасность. Во многих случаях сталкинг заканчивается преступлением. 

 

В Казахстане харассмент и сталкинг никак не наказываются по закону. В этом году правительство начало обсуждение поправок, которые могут ввести эти понятия в законодательство — и заместитель министра внутренних дел Игорь Лепеха признал, что в обществе на них «запрос есть». Впрочем, он также заявил, что вводить их нужно «взвешенно и не торопясь». 

 

Разбираемся, с какими ситуациями сталкиваются казахстанки и что можно сделать для решения проблемы. 

 

 

Истории казахстанок, столкнувшихся со сталкингом

 

Мария Кочнева 

В июле 2023 года 27-летняя алматинка Мария Кочнева рассказала в своем Instagram, что на нее напал знакомый ей человек. До этого он активно преследовал Марию — и, по ее словам, преследует до сих пор. 

 

Как отмечает девушка, мужчина давно начал оказывать ей знаки внимания, но она не отвечала ему взаимностью — хотя поддерживала коммуникацию, опасаясь возможных последствий. В итоге он избил ее в подъезде дома, где она живет. 

 

Мария обратилась в полицию — и 24 июля 2023 года Специализированный суд по административным правонарушениям города Усть-Каменогорска, в котором она тогда жила, признал мужчину виновным по статье об умышленном причинении легкого вреда здоровью. Ему назначили штраф в размере 51 750 тенге. 

 

Даже предписания не было! Он хорошо зарабатывает на криптовалюте, эти деньги он выплатит спокойно. А я продолжаю бояться даже просто выйти из дома! — прокомментировала приговор Мария.

 

Последствия избиения . Фото из личного архива Марии Кочневой. 

 

Мужчина не согласился с решением суда и подал встречный иск. В итоге Суд № 2 города Усть-Каменогорск в октябре 2023 года признал Марию виновной в унижении чести и достоинства в неприличной форме. Ей назначили 20 часов общественных работ, взыскали компенсацию морального вреда в размере 50 тысяч тенге, а также обязали покрыть госпошлину и расходы на представителя и нотариуса — общая сумма по этим пунктам превысила 1 миллион тенге. 

 

Как заявила девушка, суд не стал учитывать ее доводы и доказательства, а также не обратил внимания на информацию об угрозах и оскорблениях со стороны преследователя. 

 

 

Варвара Шарапова

В ноябре 2023 астанчанка Варвара Шарапова создала Instagram-аккаунт. В серии публикаций она рассказала о том, как на протяжении трех лет подвергается насилию, избиениям и угрозам со стороны человека, с которым ранее периодически встречалась. 

 

Он караулит меня на улице, когда я с детьми, его это не останавливает, он меня при них материт, швыряет, они боятся его, а как я могу их от этого оградить? Я же пишу заявления. Я хожу в полицию. Я делаю всё по закону. За что Вы меня обвиняете? За то, что я ошиблась? Сначала он был очень добрым. Разве я могла знать, что он чудовище? Разве многие другие женщины знали заранее, что их будущий мужчина монстр? — заявляла Варвара Шарапова. 

 

 

В ходе разговора, Варвара отметила, что ее преследователя осудили на 15 суток — однако после освобождения он «опять начал названивать с угрозами» и обвинил ее в клевете, потребовав публичного признания в этом. 

 

Я публично опубликовала доказательства его преступлений. Но несмотря на все доказательства, он до сих пор считает, что ничего плохого и противозаконного он не сделал. Человек считает нормой все свои ужасные действия. И это очень страшно не только для меня. А в целом для всего окружения, — считает женщина. 

 

Рассказ Варвары стал резонансным — тем более, что она выложила в сеть аудиоссобщения мужчины ее 19-летнему сыну, содержащие оскорбления в ее адрес. За короткий срок на ее аккаунт подписалось более 4 тысяч человек. В итоге в декабре 2023 года специализированный межрайонный суд по административным правонарушениям Астаны арестовал мужчину на 15 суток. Сейчас в его отношении ведется расследование о причинении физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев. 

 

 

Можно ли в Казахстане привлечь человека к ответственности за сталкинг 

На данный момент в Уголовном кодексе и Кодексе об административных правонарушениях Казахстана отсутствуют специальные статьи, регулирующие преследование людей. Из-за этого привлечь преследователей к ответственности можно лишь по двум статьям КоАП, касающимся оскорбительного приставания. 

 

Если преследователем является знакомое лицо — например бывший партнер или супруг — то его действия могут быть квалифицированы по статье 73 «Противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений». Если же преследованием занимается незнакомый человек, но имеются убедительные доказательства его действий (видео, свидетельские показания, снимки переписок — прим.ред), то его можно привлечь по статье 434 «Мелкое хулиганство», которая включает в себя оскорбительное приставание к физическим лицам.

 

Тем не менее, наказания по обеим статьям довольно мягкие. В первом случае преследователю грозит предупреждение или административный арест на пять суток, а во втором — штраф в размере 20 МРП (73 840 тенге в 2024 году — прим.ред) или административный арест на период от 5 до 10 суток. 

 

 

Как со сталкингом борются в других странах

В США закон о сталкинге впервые приняли в 1990 году в Калифорнии — он включал в себя правовые определения и наказания за преследование. В Великобритании Закон о запрете на жестокое поведение приняли в 2015 году. Этот документ, помимо всего прочего, включил киберсталкинг в список преступлений. 

 

В целом, законодательные меры против сталкинга и киберсталкинга все больше распространяются в различных странах. Например, в 2023 году Сенат Республики Узбекистан рассмотрел и принял Закон «О внесении изменений в законодательные акты с целью укрепления защиты прав и интересов женщин и детей». Благодаря нему Узбекистан стал первой страной на постсоветском пространстве — без учета стран Балтии — признавшей сталкинг преступлением.

 

Документ, принятый узбекистанскими законодателями, ввел строгие наказания за насилие в отношении женщин и детей. В нем предусматриваются административные и уголовные меры за семейное насилие, сексуальное насилие и другие преступления. Также, согласно этому закону, совершившие сексуальное насилие лица лишились права на досрочное освобождение и облегчение наказания. 

 

Помимо всего прочего, Закон ввел ответственность за сексуальные действия в отношении женщин и преследование.

 

Проблема домогательств всегда существовала в различных формах, включая преследование. Даже мелкие проявления, такие как свистки, щелчки или улюлюканье, были признаны неприемлемыми, так как они способны унижать женщин, особенно молодых девушек, особенно тех, кто приезжает из отдаленных районов в большие города, такие как Ташкент и другие центральные города, — прокомментировала принятые меры Ширин Рашидова, руководительница узбекского Центра развития и поддержки инициатив. 

 

Рашидова считает, что после принятия закона количество домогательств в метро, автобусах и других общественных местах уменьшилось. 

 

По всей видимости, широкая пропаганда закона и работа с молодежью начинают давать результаты. Однако этого недостаточно. Это только начало процесса, — резюмирует она. 

 

По словам Ширин Рашидовой, работа над новыми законодательными мерами началась еще в 2022 году — и большую роль в ней сыграла дочь президента Саида Мирзиеева.

 

Ширин Рашидова. Фото из личного архива.

 

В Закон «О защите женщин от притеснения и насилия» добавлено толкование понятия «преследование». Оно подразумевает действия, совершаемые против воли жертвы, выраженные в ее поиске, вступлении с ней в общение, в том числе в интернете и по телефону, посещении места ее работы, учёбы и проживания, и вызывающие у жертвы опасение за свою безопасность, — поясняет суть поправок юристка Гульнора Ишанханова. 

 

Ишанханова отмечает, что лишь небольшая часть таких дел передается в суд и заканчивается уголовным преследованием.

 

Гульнора Ишанханова. Фото: Александр Филимонов

 

Нужно изменить сознание сотрудников правоохранительных органов, судов, жертв, населения. В противном случае жертву будут продолжать винить в сложившейся ситуации, относиться к ней пренебрежительно и осуждающе. Жертва должна знать свои права, уметь их защищать и не сталкиваться с указанным выше обращением", — считает Гульнора Ишанханова. 

 

Татьяна Довлатова, активистка в области правовой защиты и руководительница группы Открытая линия«, отмечает, что в последние годы журналисты и блогеры стали активно привлекать внимание к преследованиям женщин. По ее словам, серьезное влияние на процесс оказывает и Саида Мирзиеева — но ей одной «не под силу изменить общество, которое с каждым годом становится все более патриархальным и нетерпимым». 

 

Это хорошо, что законы приняли. Но они должны работать. Пока что лишь только громкая огласка помогает возбуждению дел, — утверждает Довлатова. 

 

 

Как можно изменить ситуацию в Казахстане 

В современном Казахстане сталкинг и киберсталкинг остаются серьезными проблемами, создающими угрозы личной безопасности для женщин. При этом, как отмечает Айгерім Құсайынқызы, Айгерім Құсайынқызы, юристка, исследовательница гендерной экономики в центре Социальных и Гендерных исследований при ЖенНПУ и экспертка рабочей группы по рассмотрению поправок в законодательство о защите прав женщин, в казахстанских законах пока даже нет определения харассмента. 

 

Ни в нормативных актах, ни в уголовном, конституционном, гражданском, ни в кодексе об административных правонарушениях нет понятия харассмента. Возможно, связано это с тем, что это относительно новая концепция в области гендерных исследований и прав человека, — отмечает Құсайынқызы. 

 

Она отмечает, что юристы часто избегают использования термина «сталкинг» из-за его иноязычного происхождения — однако такое преследование является одной из форм гендерного насилия, и его включение в законодательство необходимо для обеспечения безопасности женщин в Казахстане. 

 

Женщины ежедневно сталкиваются с гендерным насилием, включая сталкинг, что приводит к депрессии и другим психическим проблемам. Добавление понятия сталкинга в уголовный кодекс может снизить его распространение и улучшить ментальное здоровье женщин, — уверена Айгерім Құсайынқызы.

 

Айгерім Құсайынқызы. Фото из личного архива.

 

В целом же противодействие сталкингу требует комплексного подхода, включающего как законодательные меры, так и образование, психологическую и социальную поддержку, улучшение правового применения, сотрудничество между институциями и использование технологий. Принятие соответствующих законов, повышение осведомленности граждан о сталкинге, предоставление профессиональной помощи, а также совместные усилия власти и гражданского общества могут улучшить ситуацию и обеспечить безопасность для всех. 

 

Материал создан в жанре журналистики решений в рамках проекта Solutions Journalism Lab и выражает личное мнение и позицию автора

 

Поделиться

Нет комментариев.

23/02/2024 16:00
1845 0

Уведомление