«Мне говорили, что я опозорила Казахстан»: ЛГБТК+ о давлении со стороны казахстанских силовиков

Случаи травли, вымогательства и слежки со стороны полиции


13/07/2023
15:43 6760 0

Республика Казахстан по Конституции считается демократической. Честь, достоинство, права и свободы всех граждан должны находиться под защитой государства. Но жизнь казахстанских лесбиянок, геев, бисексуальных, трансгендерных людей и квиров (ЛГБТК) остается сложной.

 

На практике ЛГБТК+ в Казахстане сталкиваются не только с законодательными ограничениями, но и со случаями насилия, дискриминации со стороны правоохранительных органов и других силовых структур. Такие кейсы документируют активисты и правозащитники. Однако трудно защищать права тех, кого преследуют представители власти — люди, от которых граждане обычно ожидают защиты.

 

В этом материале рассказываем три истории, с которыми столкнулись представители квир-сообщества в нашей стране.

 

 

Как власти относятся к ЛГБТК+ в Казахстане

В России в 2022 году приняли закон о полном запрете «ЛГБТ-пропаганды» среди людей всех возрастов. Это стало продолжением ограничения информации об альтернативной сексуальной ориентации и гендерной идентичности в соседней стране. Представители власти в Казахстане также предлагают подобные инициативы.

 

Мажилисмен Ардак Назаров в апреле этого года заявил, что «идеология ЛГБТ направлена на выведение из строя многовековых традиций и национальных ценностей казахского народа». Депутат, по примеру РФ, предложил запретить информацию, «пропагандирующую однополые браки и смену пола».

 

В 2018 году в Казахстане уже пытались ввести запрет «ЛГБТ-пропаганды» через подзаконный акт Министерства информации РК. Благодаря казахстанским активистам и правозащитникам, документ не был принят.

 

На данный момент в Казахстане отсутствуют конкретные законы, которые бы защищали ЛГБТК+. Представители власти — такие как полиция или другие сотрудники силовых органов — часто не препятствуют нападениям на ЛГБТК+ и тех, кто защищает их права.

 

К примеру, в 2021 году в Шымкенте казахстанская феминистская инициатива «Феминита» проводила встречу, посвященную правам лесбиянок, бисексуалок, квир и транс-женщин. Мероприятие пришлось перенести в соседнее кафе — и там, по словам соосновательницы инициативы Жанар Секербаевой, уже находились как полицейские, так и агрессивно настроенные люди в штатском.

 

Неизвестная группа мужчин начала оскорблять активисток — однако полицейские в итоге задержали именно Секербаеву. Агрессивно настроенные мужчины при этом помогали силовикам и ударили соосновательницу «Феминиты» в процессе. 

 

Подобные случаи — когда представители государства не защищают граждан от нападений — помогают агрессивно настроенным людям почувствовать свою безнаказанность и препятствуют прогрессу в обеспечении равенства прав граждан в нашей стране. 

 


 

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: Не радужные законы: Как казахстанское законодательство защищает представителей ЛГБТК+ 

 


 

Евразийская коалиция по здоровью, правам, гендерному и сексуальному многообразию (ЕКОМ) в 2022 году зарегистрировала 31 случай нарушения прав ЛГБТ-людей в РК, в основном связанных с крайне жестоким насилием. Согласно отчету организации, чаще всего кейсы связаны с дискриминацией со стороны правоохранительных органов — практикой шантажа и вымогательств через «подставные свидания».

 

 

Жертвы давления со стороны казахстанских силовиков, по словам правозащитников, зачастую боятся подавать заявления на своих обидчиков. Во время документирования кейсов общественники стараются сохранить конфиденциальность пострадавших ЛГБТК+.

 

 

История Сабины (имя изменено)

Трансгендерная девушка в прошлом году опубликовала пост о том, что молодой человек предложил ей обручиться. Она согласилась — и вскоре разместила ролик с казахским свадебным обрядом. В комментариях в сторону Сабины начали писать оскорбления и угрозы. 

 

Летом же 2022 года девушка столкнулась с травлей вживую. Ее друга, с которым она ужинала в заведении, неизвестные попытались затащить в машину. Сабина пыталась его защитить, на что в ответ ее стали снимать на камеру, публично оскорблять и унижать. 

 

Нападавшие на нас мужчины говорили, что я не имею право носить национальную одежду и проводить свадебные обряды. Один из них материл меня при всех и продолжал унижать. Как выяснилось позже, он в соцсетях рассказывал, как сделает все, чтобы наказать меня и моего парня, — рассказала Сабина.

 

Девушка вызвала полицию. Во время звонка Сабина назвала свои данные и рассказала о происходящей ситуации. Через десять минут подъехали полицейские, которые выслушали стороны конфликта и отвезли их в районное отделение.

 

Мы приехали к 21:00. Никаких протоколов составлено не было, нам просто сказали ждать во дворе. Но там были те, кто хотел нас избить и мы зашли в здание. Я несколько раз говорила полицейским, что хочу написать заявление, но нас просто игнорировали, — отметила девушка.

 

Выйдя на улицу через несколько часов, Сабина вновь столкнулась с нападавшими. Они стали требовать от нее удалить видео из соцсетей о подготовке к свадьбе. По их словам, «она опозорила казахскую культуру».

 

В этом прессинге и давлении принимали участие и сами сотрудники полиции, которые находились с нами на улице. Они были заодно. Полицейские унижали меня, задавали личные, оскорбительные вопросы, спрашивали, «что у меня находится под платьем», «кто из нас муж, а кто жена». Также они требовали, чтобы я стала «мужиком» и не позорила Казахстан, — рассказала Сабина.

 

Девушке и ее друзьям начали угрожать расправой — причем происходило это, по словам Сабины, на глазах у полиции. Она испугалась за свою жизнь и безопасность, поэтому согласилась и пообещала удалить видео.

 

Полицейские открыто и в лицо продолжали нас оскорблять. Они стали требовать от нас, чтобы мы записали публичные извинения на камеру, за то, что я и мой парень якобы оскорбили традиции Казахстана. Мне открыто сказали, при полицейских, если я этого не сделаю, как только я выйду за ворота мне перережут горло. Полиция никак не отреагировала на эти слова, — заявила девушка.

 

Один из нападавших мужчин призвал в соцсетях приехать к полицейскому участку, чтобы «наказать Сабину». По словам девушки, полицейские вывели их к разъяренной толпе, где находилось примерно 50 мужчин. Практически каждый из них снимал Сабину на телефон, при этом оскорблял, кричал ужасные и унизительные слова.

 

Они призывали к убийству, расправе, насилию. Меня заставили назвать открыто свои паспортные данные, год рождения, рассказать про свою гендерную идентичность. Все это под унизительные крики толпы. Мне пришлось выполнить эти условия, потому что я боялась за свою жизнь и жизнь моих друзей. По поведению полиции было понятно, что они не будут нас защищать, — сказала Сабина.

 

После такой травли, девушку завели в полицейский участок для «написания объяснительной». Сабине отказали в подаче заявления в отношении нападавших. Девушку и ее друзей отпустили ночью, когда толпа разошлась.

 

Мне пришлось уехать за город. Я была в тяжелом и подавленном состоянии. Мне продолжали звонить, угрожать насилием и убийством. Главный нападавший требовал, чтобы я удалила все свои страницы в социальных сетях, — поделилась девушка.

 

Сабина сохранила доказательства в виде аудио- и видеозаписей, а также скриншотов переписок с нападавшим. Она обратилась в правозащитную инициативу «ТрансДоча», которая занимается поддержкой трансгендерных людей в Казахстане — и ей помогли оформить заявление начальнику районного отделения полиции, чьи сотрудники участвовали в травле девушке. Через некоторое время Сабина из-за страха решила отозвать обращение.

 

 

История Милы

Мила — трансгендерная девушка, которая занимается секс-работой. В январе этого года к ней приходили из полиции. По ее словам, полицейские притворились клиентами, чтобы проникнуть в квартиру и нанести ей вред. 

 

Мне угрожали штрафами в размере 300 МРП (прим. — 1 035 000 тенге в 2023 году) и говорили «мы найдем у тебя все, что захотим». Один из полицейских выхватил мой телефон и сфотографировал номер хозяйки квартиры, которую я арендую. Я испугалась, что меня могут выселить, — рассказала девушка.

 

Полицейский, по словам Милы, также удалил свои звонки — из-за этого она не смогла запомнить его номер. Также сотрудник полиции отобрал у девушки перцовый баллончик, который она держала с собой для безопасности. Его так и не вернули.

 

Полиция стояла в коридоре и требовала, чтобы я собирала деньги. Я с надеждой ждала утра, в надежде, что меня не выселят. Полицейские не уходили, шумели с рациями и держали дверь открытой, громко угрожая. Мне пришлось заплатить им 200 долларов, — поделилась Мила.

 

Девушка призналась, что сотрудники полиции к ней приходят периодически. Иногда, по ее словам, ей приходится давать деньги, чтобы полицейские быстрее ушли. Мила предполагает, что силовики угрожают ей из-за занятия секс-работой.

 

Однажды у меня в машине, при таинственных обстоятельствах, полицейские обнаружили 5 граммов белого вещества в пакетике. Его раньше там не было. Результаты наркотеста, который я сдала, показали наличие каннабидиола в крови. Я понимаю, что он не связан с белыми и сыпучими веществами, но мне не удалось доказать обратное, — призналась девушка.

 

Мила отмечает, что секс-работницам не стоит позволять полиции заходить в квартиру — а если это произошло, внимательно следить за тем что они делают. Историю Милы опубликовала у себя в Instagram инициатива «ТрансДоча», которая оказывает поддержку трансгендерным девушкам, занимающимся секс-работой в Казахстане.

 

Я решилась рассказать все, чтобы спасти хотя бы одну сестру, — отметила Мила.

 


 

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: Секс-работа в Казахстане

 


 

 

История Александра (имя изменено)

Молодой человек руководит общественной организацией, которая оказывает поддержку ЛГБТ+ в одном из регионов Казахстана. Он предполагает, что казахстанские силовики проводили слежку за его организацией, когда в Комьюнити-центре собирались участники для мероприятий.

 

Первое, что мы заметили: посторонние машины возле офиса. Они находились там, когда в нашем Комьюнити-центре проходили мероприятия. Свет в машине был выключен. Сзади были затемненные стекла, а спереди кто-то сидел в кепках. Авто стояли прямо возле входа в наш офис, чтобы им было видно, кто заходит, — рассказывает Александр. 

 

По словам руководителя организации, проходящие мимо здания люди следящих не интересовали. Машины приезжали к их офису почти каждый день. Александр рассказал, что раньше к нему приходили полицейские по некой «устной жалобе».

 

Это очень хитрый ход от полиции. Ведь если жалоба письменная, то она могла бы быть на руках. Мне сказали, что есть подозрения якобы у нас находятся религиозные ваххабиты. Я разрешил проверить помещения. Мне затем пытались задавать дополнительные вопросы. После этого попросил сотрудников уйти, — продолжает Александр.

 

Другой случай был менее спокойным. Однажды в здание, где располагался офис организации, ворвались двое полицейских. Александра в этот момент не было. По словам его сотрудников, полиция ходила по этажам и проверяла помещения.

 

Мы в то время давали временное проживание людям из России, которые приехали после мобилизации. Причем среди них были как ЛГБТ, так и гетеросексуалы. Полицейские, которые ворвались в здание, потребовали у всех присутствующих документы. Они орали «мы здесь власть, вы будете нам подчиняться!», — поделился Александр.

 

Через некоторое время руководителю организации начал писать участковый инспектор на WhatsApp. Он требовал, чтобы Александр предоставил данные всех, кому он предоставил проживание. 

 

Я ответил, что через приложение e-Qonaq они зарегистрированы. С точки зрения закона все было соблюдено. От участкового я попросил постановление от МВД или другой официальный документ, по которому мы обязаны предоставить информацию о тех, кому дали временное проживание. На что мне ответили, что я и без этих документов обязан раскрыть их данные, — рассказал Александр.

 

Молодой человек решил после разговора с участковым подать жалобу его начальству через сервис e-Otinish. Вначале полиция не предпринимала никакие действия, кроме стандартных «отписок». После третьей жалобы от Александра к нему пришел начальник из полиции и принес извинения.

 

Я связался с коллегами-правозащитниками, чтобы рассказать им эту историю. Они удивились, что полиция признала свою ошибку и извинилась. После этих случаев мы подали заявку на грант в организацию, которая помогает с безопасностью правозащитникам и активистам. Нам выделили средства, на которые мы поставили камеры и магнитную дверь. После этого слежка прекратилась, — заключил Александр.

 

 

Как защитить ЛГБТК+ в Казахстане

Евразийская коалиция по здоровью, правам, гендерному и сексуальному многообразию (ЕКОМ) рекомендует казахстанским властям:

 

    • принять антидискриминационный закон, который бы прямо запрещал все формы ущемления, в том числе по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности;
    • создать эффективный механизм расследования случаев дискриминации и судебного преследования нарушителей;
    • внести изменения в Уголовный кодекс, дополнив перечень отягчающих обстоятельств новым пунктом: «совершение преступления на почве ненависти в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью»;
    • внести изменения в Уголовный кодекс, расширив перечень защищенных признаков и добавив в них сексуальную ориентацию и гендерную идентичность;
    • привести процедуру юридического трансгендерного перехода в соответствии с международными стандартами, в том числе упразднив требования обязательного обследования в условиях психиатрического стационара в течение 30 календарных дней и обязательного хирургического вмешательства;
    • ​​обучить полицию, прокуратуру и судей эффективно расследовать, и рассматривать заявления о преступлениях на почве ненависти по признакам гомофобии и трансфобии.

 

Этот материал был создан при поддержке Unit, сети журналисток и активисток пишущих на ЛГБТИК+ темы.

 

Иллюстрации: carideaart

Поделиться

Нет комментариев.

13/07/2023 15:43
6760 0

Уведомление