Правда ли, что Казахстан постепенно дрейфует от России к Китаю

И насколько за последние годы наша страна сблизилась с Пекином


27/11/2023
18:08 5841 2

Летом текущего года Китай стал главным торговым партнером Казахстана, вытеснив Россию с этой позиции. Превосходство пока не очень большое — 19,2% от всех внешнеторговых операций против 18,8% — однако Китай продолжает наращивать торговлю с Казахстаном. 

 

В целом, на фоне ослабления влияния России влияние Китая в Центральной Азии только увеличивается. За последние годы Астана и Пекин заключили ряд экономических, дипломатических и даже военных договоров, а в мае этого года договорились о взаимном безвизовом режиме. Власти РК также преследуют активистов, высказывающихся о притеснении мусульман в Синьцзяне. 

 

Настолько тесная дружба с КНР побудила некоторых экспертов и СМИ заявить о том, что Казахстан «уходит» к Китаю от России — и даже использует Поднебесную в качестве противовеса ко все более «токсичному» северному соседу. 

 

Рассказываем, насколько сильно Казахстан сблизился с Китаем за последние годы — и можно ли сказать, что страна «дрейфует» от Москвы к Пекину.

 

 

Предыстория отношений Казахстана и Китая 

РК и КНР установили дипломатические отношения в 1992 году — после того, как Казахстан вышел из Советского союза и обрел независимость. Уже через два года страны подписали соглашение о государственной границе, протяженность которой превышает 1780 километров.

 

В 2001 году Казахстан и Китай наряду с другими странами основали Шанхайскую организацию сотрудничества — объединение, которое считает своей целью «борьбу с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом и наркотрафиком, а также развитие экономического, энергетического, научного и культурного сотрудничества». Позже в организацию вошли Индия, Пакистан и Иран. 

 

Казахстан стал первой страной в Центральной Азии, которую с Китаем соединил нефтепровод — его открытие состоялось в 2005 году. Тогда же Китайская национальная нефтегазовая корпорация стала владельцем крупной нефтегазовой компании «ПетроКазахстан». За последующие годы КНР вложила значительные средства в нефтяную отрасль Казахстана.

 

В 2013 году глава КНР Си Цзиньпин, находясь с визитом в Астане, представил проект «Один пояс и один путь» — геополитическую и экономическую инициативу, предполагающую укрепление торговых связей между Китаем и странами Азии, Африки и Европы. Программа, частью которой стал Казахстан, предполагает строительство железных дорог, портов, трубопроводов и других объектов инфраструктуры для улучшения связей между государствами-участниками.

 

Все прошедшие годы экономическое сотрудничество КНР и РК набирало обороты. В одном только 2019 году Казахстан подписал договоры, касавшиеся 55 китайских инвестиционных проектов в тяжелой промышленности, энергетике, сельском хозяйстве и финансовой сфере. Их общая сумма составила $27,6 миллиарда.

 

 

Как развивалось сотрудничество двух стран после вторжения РФ в Украину

В апреле 2022 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев принял в Астане члена Госсовета и министра национальной обороны КНР Вэй Фэнхэ. Токаев заявил, что военные обеих стран «продолжают укреплять практическое сотрудничество в миротворческих операциях, совместных учениях, подготовке личного состава, военных технологиях и других сферах». 

 

Вэй в ответ отметил, что Китай решительно выступает «против внешних сил, провоцирующих цветную революцию» в Казахстане (речь идет о протестах и массовых беспорядках в январе 2022 года — прим.ред.) и поддерживает Астану в принятии «решительных мер по обеспечению национальной безопасности и социальной стабильности». Министр обороны КНР пообещал, что Китай и Казахстан продолжат наращивать партнерство в военной и других областях.

 

Через несколько месяцев, в сентябре 2022 года, председатель КНР Си Цзиньпин в очередной раз переизбрался на свой пост. Целью его следующего зарубежного визита — первого с начала пандемии COVID-19 — стала Астана. Происходило это на фоне неудач российской армии в Украине и ее отступления на Харьковском и Херсонском направлениях. 

 

Казахстан на встрече объявил о поддержке принципа «единого Китая» и подчеркнул, что Тайвань — неотъемлимая часть его территории. Астана выступила против независимости Тайваня в любой форме и поддержала его воссоединение с КНР. Си Цзиньпин, в свою очередь, заверил, что Китай будет «решительно поддерживать» независимость, суверенитет, территориальную целостность и политику реформ Казахстана.

 

В мае 2023 года Токаев посетил Китай — там между странами были заключены 23 договора, в том числе соглашение о взаимном освобождении от визовых требований. Документ, вступивший в силу в ноябре, позволяет гражданам двух стран беспрепятственно находиться на территории другой страны вплоть до 30 дней. 

 

Что интересно, подобное соглашение с Китаем имеет менее 20 государств планеты — и даже гражданам России безвизовый въезд в КНР разрешен только в составе туристических групп. 

 

Летом 2023 года власти двух стран запустили новый торговый коридор системы международного транзита. Казахстан и Китай также договорились расширить нефтепроводы и углубить энергетическое сотрудничество. 

 

Через несколько месяцев, в октябре 2023 года, Токаев приехал в Китай для участия в Третьем форуме программы «Один пояс — один путь». По заявлению генерального консула КНР Цзян Вэй, за время мероприятия представители двух стран подписали в общей сложности 458 соглашений.

 

 

Что происходит с торговлей между двумя странами

На протяжении всей истории Независимого Казахстана Россия оставалась его крупнейшим торговым партнером. Однако полномасштабное вторжение РФ в Украину и последовавшие за ним санкции пошатнули это положение. 

 

Летом этого года министр торговли и интеграции РК Серик Жумангарин дал интервью изданию Bloomberg. В нем он заявил, что сейчас товарооборот Казахстана растет в первую очередь за счет Китая. Министр предположил, что к 2030 году объемы торговли с КНР превзойдут торговлю Казахстана с 27 странами ЕС в совокупности. Он также назвал китайское направление «приоритетным».

 

Уже в августе 2023 года Китай стал главным торговым партнёром Казахстана, обойдя в этом статусе Россию. Казахстан, помимо топлива, экспортирует в Китай медь, железные и медные руды, ферросплавы, цинк, пшеницу и растительные масла — а закупает электронику, электрооборудование, трубы, автомобили, строительную технику, одежду и многое другое. 

 

При этом пограничная транспортная инфраструктура между странами продолжает модернизироваться и расширяться. К примеру, за первые пять месяцев 2023 года объем взаимных грузоперевозок Китая и Казахстана вырос почти на 50% по сравнению с таким же периодом 2022 года. 

 

Мы должны понимать, что самый крупный инвестор Казахстана на ближайшее десятилетие — это Китай. Это экономический гегемон. Первая или вторая экономика в мире и лидер всего Востока. С этой точки зрения нам повезло, что мы граничим с Китаем. Чем хорош Китай — его интересует только экономика и бизнес. Очень прагматичный подход, они заинтересованы в рынках сбыта, в источниках получения сырья, в транзитах и маршрутах, заявил Tengrinews в октябре политолог Уразгали Сельтеев. 

 

 

Можно ли сказать, что Казахстан «разворачивается» к Китаю от России

На протяжении последних полутора лет в СМИ неоднократно можно было увидеть материалы, посвященные «развороту» Казахстана от России. Авторы подобных публикаций считали заявления Китая о защите суверенитета РК «сигналом» в сторону РФ; отмечали, что КНР занимает оставшийся от России «вакуум» и даже заявляли о том, что Китай «представляет угрозу» для интересов Москвы. 

 

По мнению доктора экономических наук и профессора университета КазНУ Магбата Спанова, подобные заявления можно назвать чересчур «смелыми». 

 

Основная часть направления бюджета [РК] — это нефть, которая плюс-минус на 70% принадлежит крупным западным компаниям. Казахстан старается найти свою нишу и интересы в рамках разворачивающейся санкционной борьбы: «Как уж на сковороде». Мы пытаемся что-то приобрести, но я бы назвал ситуацию опасной, — отмечает Спанов. 

 

Эксперт считает, что в текущем положении Казахстан очень уязвим и не может позволить себе потерю любого из трех основых игроков — западных стран во главе с США, России и Китая. 

 

Несмотря на «бодрые» цифры правительства и руководства страны, мы — страна-банкрот. Мы живем не по средствам. Соответственно, потеря любого из этих трех партнеров негативно скажется на экономической и политической жизни страны, — резюмирует ситуацию Спанов. 

 

Политический обозреватель Виктор Ковтуновский также считает, что в предположениях о «развороте» Казахстана от России «больше домыслов, чем реальных фактов». По его мнению, замена России Китаем в качестве доминирующей военной, экономической и культурной силы в Казахстане «невозможна без очевидного стремления руководства Казахстана на такую замену» — однако Ковтуновский подобного стремления «не наблюдает». 

 

По мнению Магбата Спанова, Китай не сможет окончательно вытеснить Россию в качестве ключевого торгового партнера, поскольку у РК и РФ «слишком большая граница» и «много связей». Более того, Казахстан довольно сильно зависит от поставок продуктов из России — и, как отмечает Спанов, КНР «вряд ли» сможет заменить РФ в этой сфере торговых отношений, поскольку сам «зависит от поставок тех или иных продуктов питания». 

 

Экономист считает, что Казахстан, в силу своего географического положения, не может развивать свою экономику так, чтобы избежать некоторой зависимости от России с Китаем. Однако, отмечает Спанов, нужно «искать компромиссы и возможности», которые помогут избежать полной зависимости. 

 

Надо учитывать то, что наш текущий президент — синолог. Он владеет китайским, долгое время работал в Китае. Поэтому, я думаю, у властей КНР есть какие-то доверительные отношения с господином Токаевым. Это направление все-равно будет развиваться и достаточно серьезно. Китай по всем прогнозам должен стать экономикой № 1. Должен появиться еще один конкурент в лице Индии, но у Казахстана нет с ней прямых сообщений, — считает эксперт. 

 

Военное сотрудничество Астаны с Пекином, о котором заявляли в обеих странах, также вряд ли сможет в скором времени опередить сотрудничество Астаны с Москвой, арендующей в РК несколько крупных военных объектов и имеющей с Казахстаном объединенную систему ПВО. Как считает политический обозреватель Виктор Ковтуновский, даже переход Казахстана на вооружение китайского производства стал бы «дорогим удовольствием». 

 

Кроме финансовых вопросов, связанный с перевооружением, возникнут и политические, поскольку мы состоим с Российской Федерацией в одной организации коллективной безопасности и в силу этого несем определенные обязательства, — отмечает Ковтуновский. 

 

В целом, по мнению политического обозревателя, даже в случае «падения путинского режима» куда более вероятно усиление интеграции Казахстана с Турцией и Европейским Союзом. 

 

При этом Казахстан продолжает преследовать активистов, заявляющих о репрессиях мусульманского населения в провинции Синьцзян, где проживает 1,5 миллиона казахов. К примеру, в 2021 году в Алматы прошли протесты казахстанцев, родственники которых оказались в «лагерях перевоспитания» на территории Китая. Власти РК отреагировали на акции репрессиями, подвергнув протестующих штрафам и арестам. А в сентябре этого года организаторы кинофестиваля «Жаңа Шекара», посвященного трудовым лагерям в Синьцзяне, были вынуждены перенести его в онлайн-формат из-за давления КНБ. 

 

В целом, руководство РК старается не комментировать положение мусульманского населения Синьцзян-Уйгурского автономного района. Токаев никак не высказался по этому вопросу даже во время недавнего визита в столицу провинции — город Урумчи. 

 

Ожидать каких-то изменений в этой сфере не стоит. На положение национальных меньшинств в Китае руководство Казахстана не может влиять и даже не будет пытаться, — считает Виктор Ковтуновский.

Поделиться
Александр 30/12/2023 09:14
Правда ли что Казахстан постепенно дрейфует к Аттиле?
Ответить
0 0
Показать комментарии (1)
27/11/2023 18:08
5841 2

Уведомление